Символы клуба

Обратимся к нашим символам.

На флаге нашем изображён вовсе не сам Мстислав Глебович, как можно было бы  подумать. Всё дело в том, что при крещении Мстиславу Глебовичу было дано имя Фёдор (О.А.Макушников, Гомель с древнейших времён до конца XVIII века, Гомель, 2002, с.229). И покровителем его стал Фёдор Стратилат. Именно этот святой был выбран как покровитель нашего клуба, и именно его изображение, взятое со шлема Переяславль-Залесского князя Ярослава Всеволодовича можно увидеть изображённым на лицевой стороне нашего флага.

Шлем князя Ярослава ВсеволодовичаШлем князя Ярослава Всеволодовича

Шлем был найден летом 1808 года около села Лыково, на берегу реки Колокши, недалеко от города Юрьева-Польского. Крестьянка Ларионова, «находясь в кустарнике для щипания орехов», увидела его под пнем дерева. Под шлемом лежала свернутая кольчуга. Находка была передана археологу и художнику Алексею Николаевичу Оленину (1763—1843). Он предположил, что шлем мог принадлежать Ярославу Всеволодовичу (1191—1246), третьему сыну Всеволода Большое Гнездо (1177—1212), так как в этой местности 21 – 22 апреля 1216 года произошла Липицкая битва (на реке Липица, у Юрьева-Польского).

Шлем — выкован из железа и украшен серебряными чеканными накладками. На накладках верхней части – изображения архангела Михаила, рядом — святых Федора и Георгия, а сзади — святого Василия.

Image:tamga1.jpgА на оборотной стороне нашего флага находится изображение трезубца, схожего с тамгами черниговских Рюриковичей – Ольговичей.

Здесь стоит сделать оговорку, касательно того, что изображенная на нашем флаге — стилизация тамги с серебряного перстня из состава Светоозёрского клада серебряных украшений из деревни Новая Буда Сосницкого уезда Черниговской губернии, раскопки проф. Д.Я. Самоквасова.

Основная причина – на территории Гомеля не найдено изображений тамг и родовых знаков периода к.12 – 1-й пол. 13 века, то есть реконструируемого нами периода. Найдены изображения тамг на наконечниках копий и стрел, а также перстень-печатка, но они датируются 11 веком, а потому взять их в качестве клубного символа мы не могли.

Перстень из состава Светоозёрского кладаПерстень из состава Светоозёрского клада

Что же касается родовых знаков (или тамг, как их еще называют) Рюриковичей (и, как их ветви, — Ольговичей), то история их изучения насчитывает уже около века, а первым упоминанием в летописях ученые считают «знаменья» княгини Ольги — «В лето 6455, иде Ольга Новугороду, и устави по Мсте погосты и дани, и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по всей земли и знаменья и места и погосты». (Слово «знаменья» означает, очевидно, знак княжеской собственности, которым Ольга пользовалась во время поездки.)

Впервые изображение тамги было найдено в 1907 году на раскопках в Киеве. Это был кусок изразца с непонятным никому изображением. Этой находкой заинтересовался К. Болсуновский. Он предположил, что найденный знак не что иное, как монограмма. В разработку этой гипотезы и были вложены все силы ученого. Но почему именно монограмма? К. Болсуновский объяснил это следующим образом. В свое время, когда знак появился, его значение, несомненно, было ясно и понятно всем, «но затем, вследствие усложнения геральдических условий, знак этот, дополненный различными прибавками, утратил свой первоначальный вид и, наконец, его первоначальный смысл остался совершенно забытым». Исследователь ищет объяснение таинственному знаку на монетах Боспорского царства, разыскивает аналогии в самой Византии, сравнивает с другими знаками на древнерусских монетах.

Болсуновский дешифровал монограмму как «базилевс» (византийское «царь»), и приписал этот знак князю Владимиру Святославичу (правил в 980-1015). Однако персонификация знака была сделана лишь на основе совпадения количества букв (базилевс – Владимир).

Впервые серьезно и научно обоснованно рассмотрел эти знаки академик Б. Рыбаков. Он показал, что при анализе «знаков Рюриковичей» надо обращать внимание на знаки, имеющиеся не только на древнерусских монетах, но и на других предметах.

Б. Рыбаков условно подразделил знаки на несколько групп. Тогда стало ясно, что знаки эти — клейма различных мастеров, княжеские знаки, тамгя (так назывались у тюркских народов личные и родовые эмблемы). Например, если ремесленник принадлежал князю, то ставил на свою продукцию княжеский знак. И все знали, где предмет изготовлен или кому принадлежит. Княжеские знаки на бляшках поясов дружинников — значит, и дружинники княжеские.

Однажды па Тамани была найдена накладка на среднюю часть лука, а на ней — тщательно выгравированный знак, очень похожий на геральдический знак Ярослава Мудрого, известный по монетам. Похожий, но неидентичный. Б. Рыбакову удалось выяснить имя владельца знака. Это был брат Ярослава Мудрого, отважный Мстислав, получивший от отца князя Владимира в управление Тмутаракань в 987 году. Однако говорить о том, что и лук принадлежал Мстиславу, преждевременно, ибо он мог быть луком Мстиславова дружинника. На Северном Кавказе в районе Нальчика обнаружили также железное навершие, чрезвычайно похожее на описанный выше княжеский герб. Словом, где только не бывали русские дружины...

Встречаются «знаки Рюриковичей» и па свинцовых печатях и пломбах. Некоторые исследователи считали, что печати и пломбы со знаками принадлежат только князьям. Крупнейший советский исследователь печатей В. Янин предположил, что они принадлежали административным лицам. Пломбы же — их называют «дрогичинскими» по месту основных находок у города Дрогичина, в районе реки Буг, — служили обычными товарными пломбами.

Отметим, что о знаках, на которые наши предки не скупились, упоминали некоторые современники древних славян. В 943-944 годах русские, собирая дань, оставляли какой-то знак, освобождавший от дальнейших сборов дани в этом месте, пишет арабский писатель Ибн-Мискавейх. Можно предположить, что это был знак правившего тогда князя Игоря.

По мнению академика Б. Рыбакова, слово «знамя» тождественно знаку, тамге. В этом убеждает и тот факт, что «Русская правда» словом «знаменный» обозначала предмет, помеченный княжеским знаком. Кроме того, «Русская правда» сообщает о знаках, употреблявшихся в княжеском хозяйстве: «А за княж конь, иже той с пятном, 3 гривны». Под словом «пятно» здесь нужно понимать княжеский знак.

Одним из важнейших источников для изучения тамги Рюриковичей являются металлические трапециевидные подвески, на одной или на обеих сторонах которых помещены лично-родовые знаки князей в их парадном оформлении. Эта группа геральдических памятников неоднократно привлекала внимание исследователей. В настоящее время известно не менее 9 подвесок, несущих на одной или обеих сторонах знаки Рюриковичей в их парадном изображении.

Металлические подвески с изображением лично-родовых знаков князей-Рюриковичей: 1,6 — Новгород, 2 — Рождественский могильник, 3 — Ладога, 4 — Даугмальское городище, 5 — Рюриково городище, 7 — окрестности Киева, 8 — БелгородМеталлические подвески с изображением лично-родовых знаков князей-Рюриковичей: 1,6 — Новгород, 2 — Рождественский могильник, 3 — Ладога, 4 — Даугмальское городище, 5 — Рюриково городище, 7 — окрестности Киева, 8 — Белгород

Принимая версию о юридическом значении этих памятников, призванных удостоверять официальный характер миссии, возложенной на их держателей, мы хотели бы подчеркнуть одну чрезвычайно существенную особенность подавляющего большинства известных подвесок: на обеих их сторонах помещены разные, хотя чаще всего близкородственные знаки.

Персонификация лично-родовых знаков, зафиксированных изображениями на древнейших русских монетах, оружии и фресках Софии Киевской , позволила реконструировать процесс наследования князьями-Рюриковичами тамги: знак в форме простого двузубца использовался представителями правящей русской династии со времен правления, по крайней мере, сына Рюрика — Игоря, а, возможно, употреблялся еще самим Рюриком. При этом вплоть до вокняжения Ярополка Святославича происходило прямое наследование родового двузубца. Тамга Рюриковичей начинает претерпевать изменения только с поколения внуков Святослава. Святополк Ярополчич, являясь единственным сыном старшего из сыновей Святослава, имел право на родовой двузубец. Однако он пользовался измененной формой отцовской тамги: сохранив в качестве ее основы двузубец, он изменяет форму левого зубца. Вероятно, это вызвано либо нарушением в результате междоусобицы Святославичей порядка престолонаследия, либо требованиями этикета, согласно которому племянник-вассал не мог иметь тамгу «старшего типа» по сравнению с тамгой «младшего типа», которой располагал дядя-сюзерен. Сыновья Владимира Святого — Изяслав, Ярослав и Мстислав — сохранили форму ножки отцовского трезубца, но на один элемент изменили центральный его зубец, увенчав последний соответственно крестом, кругом и ромбом. Старшие сыновья Изяслава и Мстислава Владимировичей наследовали тамгу отца, но на один элемент изменили ее ножку, дополнив треугольную основу крестовидным завершением.

Генеология лично-родовых знаков Рюриковичей X-XI вв (по изображением на древнейших монетах, печатях и графити)Генеология лично-родовых знаков Рюриковичей X-XI вв (по изображением на древнейших монетах, печатях и графити)

Более детальный анализ изображений на подвесках и других предметах, а также анализ их особенностей позволяет сделать попытку более точной реконструкции наследования знаков. Стоит отметить, что далеко не все князья разросшегося рода Рюриковичей имели право на собственный родовой знак.

Генеология лично-родовых знаков Рюриковичей X-XI вв (с учётом изображения на металлических подвесках)Генеология лично-родовых знаков Рюриковичей X-XI вв (с учётом изображения на металлических подвесках)

Для V-VII колен рода Рюриковичей О. М. Рапов насчитывает 39 князей: 12 — колена V (внуки Святослава Игоревича), 11 — колена VI (правнуки Святослава) и 16 — колена VII (праправнуки Святослава). Период жизни всех этих лиц укладывается в интервал с конца X до начала XII в. Таким образом, для 39 князей мы располагаем всего десятью (10) разновидностями тамги. Иными словами, лично-родовым знаком пользовалось менее чверти (23 %) русских князей XI в. При этом для представителей шести следующих поколений рода Рюриковичей (по подсчетам Рапова, около 280 чел.), живших в ХII-ХIII вв., в настоящее время зафиксировано около 190 разновидностей тамгообразных знаков (без учета последних на днищах сосудов). Следовательно, в ХП-ХIII вв. две трети (67 %) князей Рюриковичей пользовались лично-родовым знаком.

Возможно, в дальнейшем исследователи сумеют достаточно точно реконструировать систему наследования родовых тамг в XII-XIII вв.

Мы рассказали вам о нашей клубной символике. То, что изображение со шлема, найденного не месте Липицкой битвы, несколько обделено нашим вниманием, связано с тем, что шлем и изображения на нем достаточно известны. А вот родовые знаки-тамги Рюриковичей пока требуют более глубокого и детального изучения.