Находки доспешных пластинок в Гомеле, проблемы классификации

Автор — «Гридни Мстислава Глебовича»

Археологический памятник «Гомельская оружейная мастерская» точно датируется 13-м веком. Кроме информации о находках, предложены варианты реконструкции доспехов, выполненные гомельскими клубами «Стяг Олега Святославича» и «Гридни Мстислава Глебовича».

Материалы из подклета 1Материалы из подклета 1При археологическом изучении в 1987 году окольного города летописного Гомия (современный Гомель), производившемся археологической экспедицией под руководством Макушникова О. А., впервые в истории восточноевропейской археологии была обнаружена уникальная в своём роде оружейная (слесарно – сборочная) мастерская. Среди артефактов, находившихся в мастерской – около 1500 пластинок от доспехов, более 10 фрагментов кольчатого полотна, остатки трубчатого наруча [Макушников О. А. Основные этапы развития летописного Гомия (до середины XIII в.)//Проблемы археологии Южной Руси.—Киев, 1990.—С. 60-61.]. Часть элементов доспехов не была завершена обработкой. Так, некоторые пластинки не имели отверстий, а многие отверстия в пластинках не были развальцованы после пробития. Здесь были обнаружены так – же и слесарные инструменты: напильники, пробойники, оселки, фрагменты наждачного круга. Типологическое разнообразие одновременно встреченного в мастерской материала не имеет пока аналогов на территории Восточной Европы. Мастерская представляет собой закрытый археологический комплекс и имеет довольно уверенную датировку – первая половина XIII в. Учитывая хорошо прослеживающиеся следы массовых пожаров и наличие монгольских наконечников стрел типа 66 по классификации А. Ф. Медведева [Медведев А. Ф. Ручное метательное оружие (лук и стрелы, самострел) VIII — XIV вв.//САИ. El-36. M., 1966] в культурном слое, датировку можно сузить с точностью до года. Вероятная дата гибели мастерской – осень 1239 года. Тогда был взят штурмом и сожжён монголо-татарами Чернигов и, по сообщению летописей, его судьбу разделили многие города черниговской земли. Находки в мастерской дают уникальную возможность оценить уровень производства и увидеть типологическое разнообразие защитного вооружения на территории юго-восточной Беларуси по состоянию на 1239 год. Историческую значимость гомельской мастерской можно сравнить только с братскими погребениями 1362 года у города Висби (Швеция). Там, вместе с останками павших в сражении воинов, было обнаружено 25 целиком сохранившихся пластинчатых доспехов [Thordeman В., 2001. Armour from the battle of Wisby 1361. Chivalry Bookshelf].

Материалы из подклета 1Материалы из подклета 1При классификации найденных пластин возник ряд проблем. Дело в том, что в исторической науке не существует общепринятой классификации.

Перечислю основные.

М. В. Горелик. [Защитное вооружение степной зоны Евразии и примыкающих к ней территорий в I тыс. н.э.//Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск: Наука, 1993.] выделяет панцирные пластины по «структуре брони».

Цитирую: «их можно разделить на ламеллярные, ламинарные, цельные и пластинчато-нашивные. Несомненно, абсолютно преобладающей, особенно в степной зоне, была ламеллярная броня, состоявшая из металлических или толстых кожаных пластинок, соединенных между собой ремешками, шнурами или тесьмой, пропущенными сквозь систему отверстий в пластинках. Этот один из древнейших вид брони был в предыдущий период особенно характерен для Восточной и Центральной Азии. Ламинарной называется броня из длинных, горизонтально расположенных полос металла или твердой толстой кожи, соединенных между собой ремешками, шнурами или тесьмой, пропущенными через ряды отверстий в полосах. Ламинарными могли быть и целые доспехи, и их детали, особенно часто оплечья-нарукавья. Цельной можно считать броню, представляющую собой единую неподвижную поверхность из металла или толстой твердой кожи, а также из дерева, вне зависимости от того, из одного или нескольких крупных кусков состоит поверхность, важно, чтобы соединение кусков было неподвижным. Наконец, пластинчато-нашивной броней считаем такую, которая состоит из пластин любой формы и размера, нашиваемых встык на мягкую основу»

Тот же принцип при классификации находок на Алтае использовал В.В. Горбунов в своих работах «Панцири раннего железного века на Алтае//Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул. 1999. С. 47-55» и «Панцирные пластины тюркского доспеха//Древности Алтая № 12 Межвузовский сборник научных трудов. — Горно-Алтайск: Изд. ГАГУ, 2004. — 182 с».

Цитирую: «Для системного описания панцирных пластин их признаки разбиты на шесть уровней: группа-разряд-раздел-отдел-тип-вариант. Группа выделяется по материалу изготовления, разряд — по структуре набора пластин в составе панциря, раздел — по направлению длинных (боковых) сторон пластин, отдел — по системе расположения крепежных отверстий в пластине и их назначению, тип — по форме пластины и вариант — по числу и взаиморасположению отверстий в пластине»

Цитирую: "Разряд I. Ламеллярные. Пластины соединяются только между собой"

Цитирую: "Разряд II. Чешуйчатые. Пластины нашиваются на мягкую основу и соединяются между собой."

[Горбунов В.В., 1999].

Цитирую: "Для системного описания панцирных пластин их признаки разбиты на шесть уровней: группа — разряд — раздел — отдел — тип — вариант. Группа выделяется по материалу изготовления, разряд определяется по структуре набора пластин в составе панциря, раздел выявляет направление длинных (боковых) сторон пластин, отдел характеризует систему расположения крепежных отверстий в пластине и их назначение, тип определяется формой пластины и ее пропорциями (длиной и шириной), вариант уточняет количество отверстий в пластине и их взаиморасположение"

[Горбунов В.В., 2004].

Комплексный подход к классификации предлагают Ю. С. Худяков и А. И. Соловьев в своей работе «Из истории защитного доспеха в Северной и Центральной Азии // Военное дело древнего населения Северной Азии. Новосибирск, 1987».

Цитирую: "Для обоснованной классификации доспехов нужна их предварительная реконструкция, которая невозможна без привлечения других видов источников, в частности изобразительных. Сильно затрудняет дело то обстоятельство, что в составе панцирей одного и того же типа могли применяться разные по форме пластины и, наоборот, в составе типологически разных панцирей присутствуют формально идентичные пластины.

Поэтому классификация имеющегося материала должна включать, на наш взгляд, следующие признаки: систему крепления пластин, составляющих панцирь, форму пластин, форму панциря.

Среди исследователей, занимавшихся вопросами классификации защитного оружия, нет единства в определении системы крепления, выделении форм пластин и терминологии, применяемой для их обозначения.

А. Н. Кирпичников выделяет две системы крепления: ременное соединение и нашивание на кожаную или матерчатую основу: для первой предложен термин «пластинчатые панцири», для второй — «чешуйчатые». А. М.Хазапов наряду с панцирями ременного соединения, для которых им предложены термины «пластинчато-наборные» и «чешуйчатые», выделяет «пластинчатый панцирь», составленный из отдельных пластин, прикрепленных к подкладке.

М. В. Горелик упоминает в своих работах панцири ременного скрепления из маленьких пластинок, которые оп называет «ламеллярными»; панцири из отдельных горизонтальных полос, названных «ламинарными»; панцири из отдельных пластин, крепящихся к подкладке, названных «пластинчатыми». А. П. Умапский описал панцирь из горизонтально расположенных пластин, скрепленных между собой проволокой, а по краям железной окантовкой с заклепками. Пластины каждого ряда частично перекрывали друг друга подобно чешуе. Кроме того, панцирь имел кожаную подкладку. Как видно, в данном экземпляре совмещены почти все системы крепления. Не случайно А. П. Умапский называет его то пластинчатым, то чешуйчатым, а по форме доспеха — нагрудным. Л. А. Чипдина реконструировала панцирь в виде «пластинчатого жилета». С. В. Иванов упоминает о так называемых «внутренних панцирях», у которых широкие пластины крепились к основе изнутри, а снаружи оставались только бронзовые заклепки.

Хотя большинство исследователей в качестве основных классификационных признаков указывают систему крепления, реально они оперируют формами пластин, поскольку в большинстве случаев она остается неопределенной либо включает различные приемы соединения. На наш взгляд, существует две системы крепления панцирных пластин: 1) между собой в двух вариантах — ременная и проволочная; 2) в подкладке в двух вариантах — пришиванием и заклепками. Система расположения пластин включает два основных варианта: 1) с частичным наложением друг па друга — по типу чешуи; 2) впритык друг к другу. Нередко разные способы соединения сочетались в одном доспехе.

По форме прямоугольные пластины панциря распадаются на несколько вариантов: 1) горизонтального расположения с равномерным распределением отверстий; 2) вертикального расположения с округлым нижним краем и боль шим числом отверстий — «чешуйки»; 3) с зубчатым краем ц равномерным расположением отверстий; 4) с округленными углами, малым числом отверстий и заклепками; 5) с косо срезанным углом, малым числом отверстий, заклепками; 6) плавно изогнутые по длине, с малым числом отверстий и заклепками; 7) с вогнутыми сторонами и малым числом отверстий; 8) изогнутые пластины с малым числом отверстий." Большинство находок в Гомельской оружейной мастерской введены в научный оборот в статьях Макушникова О.Л. и Лупиненко Ю.М.

Классификационная схема гомельских пластинок предложена Лупиненко Ю.М. [Чешуйчатый доспех восточнославянского ратника XII-XIII вв//Матэрыялы па археалогіі Беларусі» №15. Мінск. 2008. стр. 140-154] там же приведена классификация чешуйчатых пластин.

В основу системного описания вышеозначенных пластинок положена классификационная схема, предложенная В. В. Горбуновым [Военное дело населения Алтая в III — XIV вв., ч. I. Оборонительное вооружение.(доспех). Барнаул, 2003. рис. 30 — 32]. Их признаки разбиты на пять уровней: группа — разряд — отдел — тип — вариант. Группа выделяется по материалу изготовления, разряд — по структуре набора пластин в составе доспеха, отдел характеризует систему расположения крепёжных отверстий в пластинке и их назначение, тип определяется формой пластинки, вариант уточняет пропорции пластинки и взаиморасположение отверстий. В статье, посвящённой ламеллярному доспеху восточнославянского ратника XII — XIII вв. [Макушников О. А., Лупиненко Ю. М. Ламеллярный доспех восточнославянского ратника начала XIII в. (по материалам раскопок в Гомеле) // ГАЗ № 18. Мн., 2003], авторы использовали условную классификацию пластинок. Это было вызвано тем, что была опубликована лишь часть пластинок, а так же тем, что статья носила в значительной степени обзорный характер. В ней было уделено много внимания вопросам покроя доспеха, защитным деталям к нему.

Структуры доспехов, изготовлявшихся и использовавшихся на территории Руси в XII – XIII вв. определены А. Ф. Медведевым [К истории пластинчатого доспеха на Руси // СА № 4. М., 1959] и А. Н. Кирпичниковым [Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств X — XIII вв. // САИ. Вып. Е1 — 36. Л. 1971]. На сегодняшний момент известно две группы различных по структуре доспехов: кольчатые и пластинчатые. Доспехи пластинчатой группы подразделяются на два разряда – чешуйчатые и ламеллярные.

Усиливающие элементы к доспехам подразделяются по структуре на кольчатые, пластинчатые и цельные (гомогенные) группы. Поясню определившуюся терминологию.

Кольчатая структура состоит из металлических колечек, сцепленных между собой таким образом, что одно колечко соединено одновременно с четырьмя соседними. Стыки колечек заварены либо склёпаны.

Чешуйчатая структура состоит из металлических пластинок с системой отверстий, нашитых снаружи на органическую мягкую основу. Пластинки нашиты рядами и перекрывают друг друга не менее чем на 20 — 25%. Ряды пластинок так – же перекрывают друг друга на 20 – 25 %.

Ламеллярная структура состоит из связанных между собой в ряды металлических пластинок с системой отверстий. Ряды пластинок связаны между собой. Между пластинками и рядами пластинок имеется перекрытие, такое – же как и у чешуйчатой структуры. Главной особенностью ламеллярного доспеха является то, что его структурные элементы крепятся непосредственно между собой без использования основы. Отсутствие основы значительно повышает количество отверстий в пластине.

Цельная (гомогенная) структура состоит из крупных пластин металла, по форме непосредственно связанных с телом человека.

Итак, пластинки, найденные в археологическом памятнике «Гомельская оружейная мастерская» относятся к двум группам – железные и бронзовые; двум разрядам – ламеллярные и чешуйчатые.

По мнению автора классификации (Лупиненко Ю.М.), она не является окончательной. Любой серьёзный исследователь в праве использовать свою систему и если её примет научное сообщество, автор с радостью воспользуется ею.


1. Горбунов В.В. Военное дело населения Алтая в III — XIV вв., ч. I. Оборонительное вооружение.(доспех). Барнаул, 2003.
2. Горбунов В.В. Панцири раннего железного века на Алтае//Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул. 1999.
3. Горбунов В.В. Панцирные пластины тюркского доспеха//Древности Алтая № 12 Межвузовский сборник научных трудов. — Горно-Алтайск: Изд. ГАГУ, 2004.
4. Горелик М.В. Защитное вооружение степной зоны Евразии и примыкающих к ней территорий в I тыс. н.э.//Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск: Наука, 1993.
5. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств X — XIII вв. // САИ. Вып. Е1 — 36. Л. 1971.
6. Лупиненко Ю.М. Чешуйчатый доспех восточнославянского ратника XII-XIII вв // Матэрыялы па археалогіі Беларусі №15. Мінск. 2008.
7. Макушников О.А. Основные этапы развития летописного Гомия (до середины XIII в.)//Проблемы археологии Южной Руси.—Киев, 1990.
8. Макушников О.А., Лупиненко Ю. М. Ламеллярные доспехи восточнославянского ратника начала XIII в. (по материалам раскопок в Гомеле) // ГАЗ № 18. Мн., 2003
9. Медведев А.Ф. К истории пластинчатого доспеха на Руси // СА № 4. М., 1959
10. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие (лук и стрелы, самострел) VIII — XIV вв. // САИ. El-36. M., 1966
11. Худяков Ю.С., Соловьев А.И. Из истории защитного доспеха в Северной и Центральной Азии // Военное дело древнего населения Северной Азии. Новосибирск, 1987.
12. Thordeman В., 2001. Armour from the battle of Wisby 1361. Chivalry Bookshelf.