Две случайные находки предметов круга дружинной культуры X-XI вв. из гомельского Посожья

Авторы — Макушников Олег Анатольевич, Лупиненко Юрий Михайлович

Публикация — «Дружинні старожитності Цєнтрально-Східної Європи VIII — X ст.» Матеріали міжнародного польового археологічного семінару Чернігів «Сіверянська думка», 2003 г., Стр. 107-113

Скачать одним файлом

Земли Белорусского Посожья, а также прилегающих территорий Гомельско-Могилевского Поднепровья, смежных районов Брянщины и Смоленщины являются компактным историко-археологическим регионом, который согласно летописной традиции (ПВЛ) и исследованиям ученых разных поколений А. Рыбаков, Г.Ф. Соловьева, В.В. Богомольников, В.В. Седов и др.) определяется как ареал расселения восточнославянского объединения радимичей конца I начала II тыс. н. э. (Рыбаков, 1932. -С. 81 153; Соловьева, 1956. -С. 8 172; Богомольников, 1983. С. 32 34; Седов, 1982). Археология радимичей представлена многочисленными селищами, городищами, бескурганными и курганными могильниками, остатками ряда городов (Гомель, Чечерск, Пропошеск-Прупой, Кречют и др.). Обращает внимание, что на собственно радимичской территории археологи не отмечают памятников типа дружинных лагерей ("открытых торгово-ремесленных поселений") VIII IX (IX X) XI вв., известных под Смоленском (Гнездово), в Нижнем и Среднем Подесенье (Шестовица, Кветунь, Левенка, Мериновка и др.), в Ярославском Поволжье (Тимерево, Петровское) и т.д. Последние, как известно, чаще всего, представлены крупными сложносоставными поселениями, отличными как от рядовых сельских, так и городских. К ним же примыкают и крупнейшие в Восточной Европе курганные могильники, раскопки которых постоянно открывают великолепные образцы материальных проявлений полиэтничной и жестко социально стратифицированной дружинной культуры рассматриваемого периода.

Вместе с тем, существование у радимичей собственного института военной дружины сомнений не вызывает. Для периода конца IX начала X вв. это напрямую подтверждается летописью. ПВЛ говорит об участии радимичей (в качестве вассалов или союзников-"федератов", управляемых своим великим князем, "под Олгом суще") в крупнейшей военно-политической акции Киевской Руси военном походе 80-тысячной славяно-варяго-финской армии под водительством великого киевского князя Олега Вещего на Константинополь I (907 г.) (ПВЛ. С. 59). Достаточно развитая военная организация у радимичей существовала и в конце X в.: иначе зафиксированный летописью поход Владимира Святославича Киевского на них с нарочитым подчеркиванием военной составляющей событий (битва на р. Пещане 984 г.) выглядел бы достаточно странным.

Отсутствие дружинных лагерей на коренных землях радимичей скорее подтверждает общее для Восточной Европы правило. Такие образования возникали преимущественно на пограничьях крупных этнических массивов (Тимерево, Петровское и др. в зоне славянского и славяно-скандинавского вторжения в финские области Ярославского Поволжья) или на окраинных "стыках" обитания двух-трех и более соседних восточнославянских племенных союзов. "Внутренние порубежья" активно осваивались военными и экономическими способами великокняжеской киевской властью (например, Левенка, Мериновка и др. в пограничье радимичей и северян), начиная с IX в. Вдоль "порубежий" обычно проходили и крупные дороги не только местного, но и международного значения, игравшие важную торгово-экономическую роль. А поскольку восточноевропейские дружинники активно занимались торговлей (и в значительной степени контролировали ее), то и места для создания долговременных поселений выбирались с точки зрения удобств торговли в первую очередь международной.

На территории Гомельского Посожья в разные годы выявлен ряд принадлежностей костюма и предметов вооружения, которые могут быть связаны с дружинной культурой IX XI вв. Такие вещи происходят из случайных сборов, из материалов раскопок сельских поселений и городов. Из уже опубликованных находок данного круга следует упомянуть некоторые бронзовые предметы из раскопок О.А. Макушникова первой половины 1980-х гг. селищ и грунтового могильника возле д. Нисимковичи Чечерского р-на (р. Покоть, левый приток Сожа) и из исследований второй половины 1980-х гг. летописного Гомеля. К X началу XI вв. относится серия бронзовых предметов из Нисимковичей. Это – массивная литая пуговица, имеющая близкие параллели в материалах дружинных погребений Среднего Поднепровья, наконечник воинского пояса с гравированным на нем изображением цветка-крина, а также накладка, весьма близкая типологически, в частности, накладкам сумки из погребения 25 Киевского некрополя X в. (раскопки Д.В. Милеева, 1911 г.) на усадьбе Десятинной церкви (Каргер, 1958, табл. 7:4; Богомольников, Макушников, 1988, рис. 3:4; Макушнікаў, 1996. С. 178, мал. 1:6; Макушников, 2002. С. 169, 173, рис. 5:11). В ходе раскопок Гомельского детинца и околоградья собрана серия железных наконечников стрел рубежа I II тыс. н. э. (Макушнікаў, 1989. С. 64 72). Среди них, в частности, выявлен черешковый ланцетовидный наконечник (Макушников, 1994. С. 161 189), близкие аналогии которому широко представлены в Северной и Северо-Восточной Европе. Подобные вещи характерны для древностей скандинавов и их ближайших соседей.

В настоящем сообщении пойдет речь о двух находках предметов вооружения, обнаруженных случайно. В Гомельском областном краеведческом музее сохраняется железный топор, который был выявлен местным жителем в 1980-х годах на мелководье в русле р. Уть, левого притока Сожа, недалеко от д. Рудня Прибытковская Гомельского р-на (Рис. 1). Рядом с местом находки имеется небольшое селище с культурным слоем эпохи Киевской Руси. Данный памятник расположен примерно в 16 км от исторического центра Гомеля.

Топор относится к типу IV по классификации А.Н. Кирпичникова. Изделия данной разновидности имели широкое распространение на Руси в X -XII вв. (Кирпичников, Медведев, 1985. С. 310). Топор сохранился удовлетворительно, его масса составляет около 500 гр. По методике, предложенной Г.В. Ласкавым (Ласкавый, 1993), можно установить длину его рукояти: она равнялась примерно 85 90 см. Учитывая массу железной части топора и расчетную длину рукояти, мы уверенно определяем рассматриваемый предмет как боевое оружие.

Интересно отметить, что топор найден как раз в том месте, где река Уть пересекалась средневековой дорогой Киев Чернигов Гомель, которая в летописях именовалась как "путь в радимичи". По нашему предположению, всего в 6 7 км от этого места состоялась знаменитая Пещанская битва 984 г., положившая конец автономии радимичей (Макушнікаў, 1995. С. 202 213). Незначительное расстояние между полем сражения (на берегу нынешней речушки Песошеньки, притока Терюхи) и утьским бродом, где была сделана находка топора, делает возможным предположение, что оружие было потеряно одним из местных воинов, отступавшим после разгрома радимичского ополчения в сторону Гомеля.

Вторая находка бронзовый литой наконечник ножен меча выявлена на севере Гомельщины, недалеко от административной границы с Могилевской областью, в д. Литвиновичи Кормянского района (примерно в 80 км к северу от Гомеля). Предмет поднят местным жителем во время обработки приусадебного огорода в 1999 г. и в настоящее время хранится в коллекции нашедшего. Связь изделия с конкретным памятником археологии не установлена. Наконечник хорошо сохранился (Рис. 2). С одной стороны его поверхность гладкая, с другой покрыта сложным бороздчатым орнаментом, залитым чернью. Рельеф узора получен еще в процессе отливки изделия и свидетельствует о достаточно высоком профессионализме мастера.

Боковые штанги наконечника короткие, выполненные в форме стилизованных ветвей. Центральный выступ приподнят, имеет навершие в виде трилистника усложненной формы. С одной стороны (над орнаментальной композицией) этот выступ обломан. Характер поверхностей боковых штанг и центрального выступа наконечника указывает на их тщательную обработку напильником. Сам корпус наконечника (толщина его стенок составляет около 1,5 мм) также тонко обработан абразивами. В нижней части наконечника имеется выступ, видимо оставшийся от литника. Он тоже дополнительно обработан.

Орнамент на "лицевой" поверхности изделия состоит в верхней части композиции из равностороннего креста со вписанным в него кругом. Крест имеет раздваивающиеся концы, обрамлен декоративными завитками и точками. Нижняя часть композиции незначительно нарушена коррозией. Впрочем, орнамент в виде системы завитков и здесь просматривается достаточно хорошо.

На территории Руси можно найти многочисленные аналогии находке из Литвиновичей. Так, сходный по форме наконечник имеется в археологическом материале летописного Лукомля в Северной Беларуси (Рис. 3) (Ласкавый, 1993, 2:11). В Новгороде Великом очень похожий орнаментированный наконечник найден в Михайловском раскопе в хорошо датированных отложениях первой половины XI в. (Колчин, Хорошев, 1978, рис. 22:6). Типологически сходный наконечник, также с углубленным рельефным орнаментом, выполненным при отливке изделия, происходит из Старой Рязани (Монгайт, 1955). Интересно, что орнаментация на старорязанском наконечнике имеет ту же композиционную схему, распадающуюся на два уровня и имеющую дополнительные орнаментальные элементы. Старорязанский наконечник датирован XI в.

Близкое типологическое сходство с литвиновичским наконечником обнаруживает бронзовый наконечник ножен меча, найденный в бывшей Подольской губернии на Украине (Рис. 4). Он также орнаментирован в технике черни (Кирпичников, 19666, табл. XXXIII, рис. 8).

На территории Руси имеется целый ряд находок мечей X начала XI вв., рукояти которых украшены чернью (Кирпичников, 1966а, табл. XI; XII; XXI. рис. 1). Несомненно, что и Литвиновичский наконечник украшал ножны такого меча, создавая вместе с навершием, перекрестием и крестовиной, законченный композиционный комплекс.

Большинство аналогий Литвиновичскому наконечнику датируется широко X XI вв., но в тех случаях, когда дату удается установить с большей точностью (например, применительно к новгородскому предмету данного круга), можно говорить о первой половине XI в.

Полагаем, что последняя дата первая половина XI или конец X первая половина XI вв., и есть время бытования наконечника из Литвиновичей. Вне всякого сомнения, он украшал ножны меча представителя княжеской дружины. Обращает внимание, что рассматриваемый нами предмет найден на значительном расстоянии от формировавшихся в это время городов. Ближайший из них -Чечерск (летописный Чичерск) расположен более чем в 30-ти км южнее.

Несколько слов необходимо сказать об окрестностях места находки. Литвиновичи расположены в правобережье Сожа при устье ручья Коселянка. Крупных археологических исследований в Литвиновичах и ближайших окрестностях не проводилось.

Тем не мене, уже с конца XIX начала XX вв. известно о значительном скоплении в данном микрорегионе разновременных памятников, включая остатки поселений и курганных могильников эпохи Древней Руси. Самой примечательной является находка (1954 г.) клада арабских серебряных дирхемов, младшая монета которого бита в 823/24 гг. В литературу клад вошел как Литвиновичский (Янин, 1956. С. 90), однако его правильнее именовать Косолякским, поскольку он открыт в 0,5 км северо-западнее л. Косоляки (Рабцэвіч, Стуканаў, 1973. С. 35 38, № 18), в нескольких километрах от Литвиновичей. Интересно отметить, что этот клад относится к числу самых древних кладов арабского монетного серебра, сокрытых на территории Юго-Восточной Беларуси.

Расположенные в самом центре Посожья, Литвиновичи могут маркировать место локализации одного из княжеских погостов, основной задачей которого в IX XI вв. был сбор дани с глубинных районов земли радимичей. Эта цель требовала пребывания в здешних местах постоянною или временного дружинного гарнизона, конкретное место базирования которого еще предстоит выяснить.

Литература:
1. Богомольников В.В. Территория радимичей в свете новых данных // Древнерусское государство и славяне. Мат-лы симпоз., посвящ. 1500-летию Киева. Минск, 1983.
2. Богомольников В.В., Макушников О.А. Археологические памятники Гомелыцины: (по материалам раскопок близ д. Нисимковичи). Минск , 1988.
3. Каргер М.К. Древний Киев. -Т. I. М.-Л., 1958.
4. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 1. Мечи и сабли IX XIII вв. М.-Л., 1966а.
5. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX XIII вв. М.-Л., 19666.
6. Кирпичников А.Н., Медведев А.Ф., 1982. Вооружение // Древняя Русь. Город, замок, село. -М., 1982.
7. Колчин Б.А., Хорошев А.С. Михайловский раскоп //' Археологическое изучение Новгорода. М., 1978.
8. Ласкавый Г.В. К истории оружия Белорусского Подвинья в VI XIII вв. Статья первая // Полоцкий летописец. № 1(2). Полоцк, 1993.
9 Макушнікаў А.А. Паходжанне Гомеля (па матэрыялах археалагічных даследаванняў) // Весці АН БССР. Серыя грамадскіх навук. № 6. Мінск, 1989.
10. Макушнікаў А.А. Бітва 984 г. на рацэ Пяшчане і летапісны шлях «у радзімічы» // Гістарычна-археалагічны зборнік. № 6. Мінск, 1995.
11. Макушнікау А. Могільнік Нісімкавічы I каля Чачэрска (Археалагічны каментарый да лета-пісных звестак пра пахавальныя абрады радзімічау) 3 глыбі вякоу. Наш край. Мінск, 1996.
12. Макушников О.А., 1994. Стратиграфия раскопа 1988 г. на Гомельском детинце и некоторые вопросы истории летописного Гомеля // Гістарычна-археалагічны зборнік. № 3. - Мінск, 1988.
13. Макушников О.А., 2002. Восточнославянский горизонт селища Нисимковичи II в Посожье Гістарычна-археалагічны зборнік. № 17. Мінск, 2002.
14. Монгайт А.Л. Старая Рязань. М., 1955.
15. Повесть временных лет. Т. I.-М.-Л., 1950.
16. Рабцэвіч В.Н., Стуканау А.А. Манеты арабскага халіфату на тэрыторыі Беларусі // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. № 4. Мінск, 1973.
17. Рыбакоў Б.А. Радзімічы // Працы сэкцыі археалогіі. Т. III. Мінск, 1932.
18. Седов В.В. Восточные славяне в VI XIII вв. М., 1982.
19. Соловьева Г.Ф. Славянские союзы племен по археологическим материалам VIII XIV вв. н. э. (вятичи, радимичи, северяне) // С А. XXV . 1956.
20. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. -М., 1956.

Иллюстрации:

Рис.1. Железный боевой топор. Случайная находка из окрестностей д. Рудня Прибытковская Гомельского р-на (Фонды Гомельского областного краеведческого музея)Рис.1. Железный боевой топор. Случайная находка из окрестностей д. Рудня Прибытковская Гомельского р-на (Фонды Гомельского областного краеведческого музея)

Рис.2. Бронзовый наконечник ножен меча. Случайная находка 1999 г. в д. Литвиновичи Кормянского р-на Гомельской обл. (Частная коллекция)Рис.2. Бронзовый наконечник ножен меча. Случайная находка 1999 г. в д. Литвиновичи Кормянского р-на Гомельской обл. (Частная коллекция)

Рис.3. Наконечник ножен меча из Лукомля (по Г.В.Ласкавому)Рис.3. Наконечник ножен меча из Лукомля (по Г.В.Ласкавому)

Рис.4. Наконечник ножен меча из бывшей Подольской губернии (по А.Н.Кирпичникову)Рис.4. Наконечник ножен меча из бывшей Подольской губернии (по А.Н.Кирпичникову)